Category:

Маруся и палата №22

30 апреля, вечер. Я и так то не хороша в заполнении бланков и эффективном менеджменте. Но как я устала, это когда человек заполнил договор и образец для договора. Удивившись, конечно, зачем их две почти одинаковых штуки…

Полдня провела в Александровской больнице. Маруся сказала, пиши, пиши пост. И уже не смогла сказать о чём.  

Нас пять человек. Почти никто из нас не знает друг друга в лицо. Один из нас в другой стране. Мы – знакомые Маруси. Мы строчим в чате, меняемся информацией, решаем вопросы, и стараемся хоть как-то подстелить соломку. Иногда оказываемся в невесомости. Это когда мы не знаем что происходит, что произойдёт, как будет дальше, и куда бежать и что делать.     

Маруся сильная и независимая личность, которая не делает нашу жизнь проще, но я ей восхищаюсь. 

Я жду, когда она меня забанит/выгонит ещё с 16 марта, когда вдруг оказалась в медицинском процессе. Я всего лишь спросила, – Ты хочешь, чтобы я посмотрела это письмо? 

И вот я в переписке с Израилем, со странной женщиной, с хорошими, но незнакомыми людьми. И мы что-то хотим, торопим, боимся, сердимся... А Марусе, возможно, нужно совсем другое. 

— Маруся, ты хочешь лечится? Или ты забила? 

Через месяц, вчера

— Что ты можешь сказать о своём состоянии?

Ворочается, перемещает длинные трубки прикреплённые к спине и заканчивающиеся мешочками. 

— Могу сказать, что не хочу умирать.

— Ты боишься?

— Да

— Ты веришь, что есть жизнь после?

— Да

— Почему ты боишься?

— Мне страшно

— Почему тебе страшно?

— Потому что у меня девочки 

Мы не знаем, почему Марусе приделали мешочки. Нужно было перелить кровь, поставить стенты, продолжить химию. Ещё в декабре. Стенты, это какие то штучки внутри, а нефростома это трубки с мешочками из дырочек в спине. Если не получается поставить стенты, ставят нефростому. Это уже после мне израильский врач сказал.

Марусю госпитализировали на переливанием крови, и сделали, что сделали.

Не знаю, было ли лучше, если бы это произошло в декабре. Или в начале апреля, как только онколог подтвердил опять, что надо делать тоже, что было рекомендовано в декабре. И можно ли было купить те стенты, которые подошли бы. А может хорошо, что эти мешочки появились только сейчас. Ещё неделю назад Марусе ходила в школу на занятия. 

Последний раз я говорила с Марусей 17 апреля, с трудом дозвонившись до неспящей (а это трудно) Маруси, успела проговорить, что хорошо бы сделать это и это…, и на моих удивлённых словах: 

— А когда позже, Маруся?, — Маруся положила трубку. Это второй разговор за это время, который так закончился.

В чате я сказала, что беру тайм-аут, и пока Марусе звонить не буду. Мы не можем заставить взрослого человека что-то делать. Читала в чате, как Маруся наконец согласилась на переливание, на госпитализацию. Черт с ней с химией, сердилась я до этого, но переливание и стенты улучшат качество жизни! 

И написала Марусе уже в больницу, «Как ты? Ты хочешь, что бы я завтра приехала к тебе?». Не очень надеясь на ответ, скорее для этикета 

Приезжай!, написала Маруся. А что привезти уже не ответила. 


– Настя! Как хорошо, что ты пришла! 

Я радуюсь, Маруся не спит, в сознании, и не выгоняет из палаты

Так, ты должна скорее…, молчание, Так нужно быстро… молчание, Не нужно откладывать… молчание

– Что, Маруся? Сходить к врачу? Не вставай, скажи сначала, что ты хочешь

Нужно срочно… молчит, закрывает глаза

– К сёстрам сходит? Попросить что-то?

Нет, иди быстро… молчание, Значит нужно сделать так… молчание

Я жду, сижу, пытаюсь предложить какие-то слова… Это уже часа через три я буду говорить, «Маруся, не спи!». 

Маруся хочет помыться. Мы приходим к цели разговора, она хочет чтобы я взяла коляску, не обращалась к сёстрам, и отвезла её мыться.

– Маруся, я же тебя не удержу! 

– Ничего, всё будет в порядке

– А тебе можно мыться?

– Я не могу так, мне нужно помыться…, уже чуть не плачет Маруся. 

Предлагаю, что могу протереть её здесь, и какой душ, когда она в трубках… Нет, она хочет к воде. 

Я нашла душ и кресло. И всё же обращаюсь на сестринский пост, мне без вопросов выдают мыло «детское», полотенце и памперс. Пакет памперсов оставил кто-то из прежних больных. 

– Я принесла перчатки, тебя не смущает, если я их надену?

– Нет

Маруся всё также ладно справляется с делами, как обычно. Как будто давно уже с трубками. И коляской тоже. Это она мне говорит, разверни кресло, когда я начинаю въезжать в узкий проход душевой. Я долго подбираю температуру воды, всё не найду холодную, нервничаю, неловко дёргаю за трубки, забываю о них. В душе нет стула, а Маруся не может стоять.

– Садись на пол. 

Меня радует, что несмотря на то что до удобства ещё далеко, но чисто, светло, и вообще есть душ. Я боюсь уронить лейку на Марусю, или облить Марусю, я боюсь упасть на Марусю, потому что кран далеко, а вода настраивается странно, я боюсь, что пойдёт горячая вода, если начать добавлять горячую, я боюсь, что трубки отвалятся, я боюсь сделать больно Маруси. Но всё проходит хорошо и быстро. Маруся лишь морщиться, когда я начинаю вытирать её полотенцем, и опять забываю о трубках и дырках в спине.

После душа мне уже негде будет где присесть, потому что на единственной табуретке лежат Марусины мешочки. А на кровать она попросила не садиться. А мне ещё нужно так много сказать, обсудить, поговорить с врачом. Мы в одноместной палате, вся больница чистая, старая, но после ремонта. Раковина в углу палаты, но воды нет.

– Маруся, ты помнишь, о чём ты говорила с Юлей вчера?, – мне нужно подтвердить, что Маруся помнит вчерашний разговор и подтверждает свои слова. 

– Вы говорили о хосписе…

– Да, я согласна на хоспис

– Я посмотрела, что предлагает Адвита. Хоспис №4. На него хорошие рекомендации. И внешне выглядит симпатично, двухэтажное здание, как коттеджи. Близкие могут находится там круглосуточно. Хочешь посмотреть фотографии? 

– Хочу, но не сейчас

Я не говорю, что Маруся сможет из него выписаться. Я не уверена, что она всё не решила ещё в ноябре. 

– Ты хочешь сделать генеральную доверенность?

– Да

– Ты хочешь сделать её на меня?

– Да

– Может ещё на кого-то сделать?

Молчание

– Ты хочешь поговорить о делах?

– Хочу, но сейчас не могу

Сейчас Марусе, наверно, нужно чтобы кто-то просто посидел рядом. И этого достаточно.

Мне жаль, что наша медицина и государство не может осуществить достойный уход за пациентом. И близкие и друзья тратят драгоценное время и ресурсы, на уход за больным. Вместо того чтобы просто посидеть рядом.

Но мы оформляем сиделку через Адвиту, и пока Маруся в больницу, к ней будет приходить сиделка (мы ждём, когда заработает вторая нефростома). Хотя я вчера посмотрела на документы к заполнению, и трусливо написала в чат, – А может не мучиться и оплатить сиделку…

Но храбрая Юля практически сказала, не дрейфить и держать хвост трубой, всё это просто формальность. После этого я взяла и храбро заполнила два одинаковых договора. Образец договора и сам договор. Когда мне в чате указали на чудовищную истину, я пошла спать. Но вместо этого написала этот текст. Или половину.   

А может быть всё это неправда, а просто реклама Адвиты. Которая сопровождает Марусино обезболивание, и нас, слепых котят, в странном деле нашего российского здравоохранения личности.  


promo anfisa912 december 2, 2016 11:20 35
Buy for 20 tokens
Консультация по скайпу: частный проект 2500 рублей/час, коммерческий проект 3500 рублей/час. Благотворительный проект, общественный 1500 рублей/час, частный 1000 рублей/час (дети с диагнозом, приёмные семьи, многодетные) Сейчас я всё больше провожу переговоров и презентаций по скайпу. Это…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →