Categories:

Архитектура птичьего полёта, Г-182 и Маруся

Тихий небольшой посёлок недалёко от города. Парковки нет, вдоль забора центра тянется узкая дорога, которая заставлена машинами, капотами в лес, и подъезжающими машинами. За забором сияет что-то новое, большое , с навесными фасадами. 

Поставить машину у ворот почти невозможно, то есть высадить больного человека тоже. Общественный транспорт. Ходит от Озерков маршрутка. Раньше, говорят, подвозила к воротам, потом отказались «негде развернуться». 

Мне повезло, я поставила машину на аварийку, и пока я выскакивала из машины, переводила Марусю через дорогу, спрашивала у охранника на воротах, где чёртов центральный вход (никакого визуального понятия нет), на меня начал ворчать и выезжать запертый мной мужчина. Я тут же счастливо встала на его место, буквально у ворот центра.

Да, за ворота машины пускают только по специальным пропускам. 

Чертовски эта советская действительность достаёт, когда в новую клинику пробраться этот ад, когда улица, забор, ворота, люди и центральный вход, к друг другу никак не коррелируются. Центральный вход нужно ещё найти, на территории этого муравейника. Обойдя шлагбаум, какие-то арки, и ни одной надписи, что вот там вот нас ждёт главный вход. Архитектура птичьего полёта, чтобы сверху выглядело красиво. 

https://instagram.com/p/BvpBdv-lBBG

Мы уже опаздывали. Нам было предписано прийти за полчаса до назначенного времени, оплатить и оформить договор. Но, неожиданно на просёлочной дороге мы столкнулись с Аллегро, а я помню, как надолго у нас (до построенного виадука) закрывали для него шлагбаум. Так что мы приехали за 15 минут. 

Воткнула машину, и помчалась за Марусей. Опять уточнив у охранников, где вход (от ворот его не видно).

Бежала со своими и Марусиными поклажками догонять Марусю. Кляня себя, что я такой обормот и ещё: верю в предоставленные страной удобства, а также не способна прибавить время на Марусину скорость.

 «Онкологический центр в поселке Песочном начал строиться еще в 1988-м году, но лишь в 2008-м году была сдана в эксплуатацию и начала принимать пациентов первая очередь комплекса»

Я увидела Марусю свернув за поворот. Она уже прошла дверь, которую бы я могла назвать каким-то входом (поверьте, архитектурно максимально скрытая), и медленно брела к пандусу для машин с надписью «Приёмное отделение»

Я домчалась, когда Маруся уже была внутри. Внутри было полно народу. Многие из них в повязках. В том числе дама за стойкой. Я, как суматошная особь, тут же стала перечислять куда нам надо и спрашивать где это. Маруся меня оборвала, медленно указала на разложенные на стойке бумаги, и сказала, тебе скажут «Ищите в списках!». Дама в повязке своим видом подтвердила свою изящную сервильность. 

Я тоже на мгновения растерялась, но тут дама нашла в наших словах смысл, и выгнала нас, сказав, что нам в другую дверь и регистратура там. 

Я опять поскакала. Когда Маруся пришла, я уже была с номерком от куртки и с номерком электронной очереди. Мне это далось непросто. Регистратура находится на втором этаже (лифта не заметила), то есть возможно это считалось как парадная лестница-вход, потому как на первом только двери входа, а дальше лестница и вуаля ещё одни двери и регистратура (оно так загадочно и звучало в инструкциях, 2 этаж регистратура). 

У дверей на лестничной площадке этой как бы парадной лестницы люди одевают бахилы. Бахилы даёт в руки приятный человек, даже не рассмотрела кто, они оказались у меня в руках и через секунду я уже бегала по холлу. 

Что я узнала в холле. В регистратуру мне не надо. Нужно в кассу. Кинулась в кассу, очереди нет, но нужно взять электронный номерок. Я судорожно пытаюсь обнаружить автомат с номерками. Холл то небольшой, всё видно, но не автомат. Сердобольные люди махают рукой, но предупреждают, в верхней одежде номерка не дадут. Я сбрасываю куртку в гардероб, почти забываю номерок на куртку и кидаюсь в рывке к даме в белом, которая стоит почти у входа, чуть за открытой входной дверью , (поэтому автомата не видно), и заведует автоматом с номерками электронной очереди. Она понимает меня с полуслова, и вот я уже номерком. 

Вошедшая Маруся тут же сказала, что нам не туда. Но за те минуты пока скинула куртку и проконсультировалась по телефону, оказалось что туда и тут уже пикала моя очередь в кассу. 

Какой то момент был вопрос с глюкозой или контрастом покупать ПЭТ КТ, но уже скоро мы топали в поисках кабинета Г-182. 

Итого, у регистратуры у меня уже было нахожено под тысячу шагов. 

В 9:42 и  при 1246 шагов мы уже сидели у мифического кабинета Г-182 (которого возможно и вовсе не существует, во всяком случае номера впереди, и номера позади длинного коридора говорили, что он где-то здесь). Можно было верить только надписи на полу, где стрелочка указывала влево и надпись гласила ПЭТ КТ.  

Я словила трёх человек в униформе, чтобы подтвердить правильно ли мы пришли на ПЭТ КТ. Маруся стала спокойна (да и я) только на четвёртом, и тут вышла красивая, добрая, элегантная и полностью седая дама, которая назвала фамилии, рассказала, что нас ждёт и завела нас в недра изотопной лаборатории. Меня пустили тоже. Три пациента, и один сопровождающий (я).

В предварительной комнате состоялся ещё один ликбез. Когда приедет препарат, то сделают укол, следующий полтора часа нужно пить воду (вся процедура натощак), желательно выпить литр, и ходить в туалет. Через сорок минут после укола нужно выбросить бинтик (закрывающий место прокола) в специальную камеру. Через полтора часа будут вызывать с очередностью где-то двадцать минут каждого. До этого желательно снять украшения, корсеты, бюстгальтеры (чтобы ускорить процесс). Дальше мы свободны. 

Когда привезут препарат неизвестно, потому что глюкозу со фтором делают и везут из другого места, она делается строго под пациента, и разлагается очень быстро.

10:44 глюкоза приехала! 

Дам увели одну за другой и вкололи препарат. После сутки нельзя контактировать с беременными, младенцами и ещё с кем-то. Мы стали ждать. Заодно я посетила главную достопримечательность каждого места, туалет. 

Вообще в изотопной лаборатории должен быть свой туалет, это я понимаю даже своим дизайнерами умом, если уж бинтики нужно бросать в специальную герметичную камеру (а я думала, какое интересное дизайнерское ведро, должно быть дорогое, с чего бы...). Но его нет. Зато есть туалет на один толчок снаружи, в общем коридоре. На ликбезе была предоставлена карточка, которую можно было брать, чтобы войти самостоятельно в лабораторию после посещения туалета . 

В «Наш»  туалет прошмыгнул без очереди мужичок, поэтому я пошла искать следующий. Он оказался в лучевой, и уже предоставлял два толчка, для М и Ж.  Крючков в туалетах нет. Тревожной кнопки тоже. Унитазы такие, как будто их закупили ещё в Советском Союзе. С непреложной ржавой полосой во чреве. Опять же с обязательным разделением на комнаты «унитаза» и «раковина» (я эту загадку вообще понять не могу, когда мы строили центр «Дети ждут», там вначале тоже были такие в плане, я деликатно уточнила, может это ГОСТы какие, но нет).  Крючков ни там ни там нет.

В это же промежуток времени, между уколом и камерой, в комнату зашёл человек в белом халате. На бейдже был «Евгений Михайлович», я поняла, что это врач, который в курсе Маруси, потому что его имя Маруся упоминала на кассе. Он спросил Марусю, Маруся ли она, задал пару вопросов, а затем перевёл взгляд на меня, и почти утвердительно  спросил, А вы, как я понимаю, Поспелова?, – ну или как-то так. Я сразу насторожилась, но ответила утвердительно.  Меня попросили проследовать на разговор. Ничего кроме того как подозрительно спросить, – Что убивать будете?, – я ответить не придумала. И дальше у нас состоялся весьма хороший разговор, который может я опишу позже, по поводу инцидента накануне. Даже доказательства привёл, что это был не их косяк, а записавшего на процедуру лица (сомневаться мне не приходиться, так как в этом был некий паттерн). Но представляя общественное мнение, я даже рассказала о кабинете Г 182 и Г 138. 

Г -138 ещё один мифический кабинет ПЭТ КТ куда направляют пациентов, который представляет собой вообще подсобное помещение. Все эти кабинеты придуманы, чтобы хоть как то довести страждущих к территории ПЭТ КТ, потому что вот так. Я описала, что чувствуют люди, которые не могут найти кабинет Г-182, или находят, что Г-138 это подсобное помещение. 

В дополнении к пирожкам всеобщего мира, мне были обещаны диск и заключение в сей же день.

12:30 Камера!

13:00 Пошла за диском

13:47 Диск получен, заключение тоже

14:04 Мы вышли из центра, сделав и получила всё что нужно.

Я не знаю, по какой причине пациентов заставляют лично приезжать на следующий день за диском и заключением (если лечитесь не в центре) в Песочный (!!!), подозреваю, что это всего лишь технические мощности.

И, плач Ярославны, конечно, что не только крючков в туалете не предусмотрено (не буду говорить про дизайн и качество аксессуаров), но и личного кабинета, где можно взять ссылку на облако с данными, нет. Скажите, неужели считается, что у пациента или его родни/друзей есть дополнительное время и деньги на такое? Получить доверенность, например, и съездить в Песочный... А если больной не ходит? Ведь мелочь, но какая грандиозная. 

ПС Искала в интернете фото лестницы на вход, и нашла схожий комментарий про онкоцентр 


promo anfisa912 december 2, 2016 11:20 35
Buy for 20 tokens
Консультация по скайпу: частный проект 2500 рублей/час, коммерческий проект 3500 рублей/час. Благотворительный проект, общественный 1500 рублей/час, частный 1000 рублей/час (дети с диагнозом, приёмные семьи, многодетные) Сейчас я всё больше провожу переговоров и презентаций по скайпу. Это…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.