anfisa912 (anfisa912) wrote,
anfisa912
anfisa912

Categories:

НЕ РАЗЛЕЙ ВОДА

Оригинал взят у aleshru в НЕ РАЗЛЕЙ ВОДА
В начале двухтысячных в Смоленской области с разницей в три года родились два парня. Назовем их Ваня и Коля, хотя на самом деле зовут их по другому. Ваня родился первым, по-залету, конечно.

Как-то раз на расположенный в городе автодром приехали спортсмены со всей Европы гонять на грузовиках. И мама двух героев этого рассказа, 17 летняя девчушка Нина, встретив иностранных гостей в ресторане “Днепр” не смогла устоять перед чарами молодого красавца Сашки, который был единственным русским из всех автогонщиков. Сашка долго рассказывал что-то про свой грузовик MAN, про то, насколько он отличается от легковушек, на которых он выступал раньше, а Нине нравилось слушать, и после очередной бутылки она умыкнула его из-за стола и, наскоро добравшись до местной гостиницы “У Михалыча”, принадлежавшей одному из начальников с местного химического завода и ласково носившей только его отчество, провела самую важную ночь в жизни маленького Вани, который появился на свет спустя 9 месяцев после завершения этапа автогонок на грузовиках.

Нина любила Ваню, и когда он смотрел на нее своими огромными непонимающими глазами иногда приговаривала: “Чего уставился, глазастый? Вырастешь, будешь водителем, на дорогу смотреть будешь!”

Родителей у Нины не было. Мама еще в раннем детстве умерла от рака, а отец погиб во второй Чеченской, попав в засаду где-то в горах. Так и осталась она совершенно одна с Ванькой и без какой-либо работы и образования. В попытках устроить свою жизнь прибилась к одному кафе, где работала официанткой, но долго не продержалась — поймали на воровстве. Стырила пачку конфет, хотела с подругами после работы съесть под шампанское.

Через год познакомилась с Виталиком, который довольно быстро переехал к ней и даже был не против воспитывать Ваньку как родного сына. Стали жить вместе, но однажды по пьяной лавочке Виталя повздорил с пришедшим в гости сослуживцем и пырнул его попавшимся под руку ножичком.

И начал Виталик Нину умолять взять на себя вину. Ты, говорит, молодая, ты девушка, скажешь, он на тебя нападал, изнасиловать хотел, а ты его, защищаясь, у себя же дома и пырнула. Тебе максимум условку дадут, судьи таких любят, у тебя же мальчуган маленький, а я тут даже не прописан, вопросы возникнут, характеристики нет, после армии нигде официально не работал, влепят строгача и вперед по этапу, поминай как звали.

И согласилась Нина. Пожалела любимого. Менты приехали, во всем она им и призналась. Криминалист вещдоки описал, труп вывезли, да и Нину за решетку посадили. А Ваньку отправили в дом ребенка пока суд да дело.

В СИЗО выяснилось, что Нинка ждет второго ребенка, да и срок уже не малый. Но судью - жирную старую бабу в огромных очках из роговой оправы и черной, слежавшейся мантии, это совсем не тронуло. Отправила она Нинку на десять лет строгого режима. Виталик пропал еще до суда, ни разу даже не навестив ее в СИЗО, и как Нинка ни пыталась, услышав приговор, объяснить, что никого она на самом деле не убивала и просто хотела любимого спасти, приставы ее не слушали, дали дубинкой по спине и отправили на зону.

Уже там, в тюремной больничке, у прикованной наручниками к столу, испуганной и заплаканной Нины родился второй сын — Коля.

Но к сыну Нина не привыкла, не полюбила его, чувствовала в нем что-то от Виталика, который предал и обрек ее на зековскую судьбу. Да и молока не получалось для Кольки из груди нацедить, видимо стресс при родах сказался.

Первые три года вроде и жили в одной тюрьме, да только Нина — в камере, а Коля — в детском доме при тюрьме. Два раза в день, по расписанию, Нина отправлялась к ребенку. Но с каждым днем все сильнее понимала, что делать ей этого не хочется, и только скука тюремной жизни толкала ее на поход к чаду. Потом ходила раз в день, потом раз в неделю, а в конце концов вообще перестала сына навещать. Не до того было, на работе уставала, да и доставали ее сокамерницы, проходу не давали.

В общем, написала Нинка отказную от ребенка, как и советовал начальник тюрьмы. Так, говорит, ему лучше будет. Отправим его в нормальный детский дом, чего ему в тюрьме расти? А ты, как выйдешь, заберешь его.

Но выйти было не суждено. Зечки пырнули ночью Нинку под ухо, по беспределу, так и вышла все жизнь из нее маленькой струйкой с подушки на кровать, а с кровати на пол. Начальник колонии с ментами договорился, и дело замяли, ему ни к чему такой скандал, а Кольку, в качестве благотворительности, отправил в детдом в родную область, подальше от тюрьмы.

Уже в детдоме, по документам, выяснилось, что и его брат Ванька воспитывается в соседней группе. Так судьба свела их вместе. Ванька, в отличие от матери, в брате родного признал сразу, и, как старший, за младшим Колькой сразу начал присматривать, от сверстников защищать, игрушки приносил, иногда даже откуда-то доставал шоколад. Когда время пришло Кольке в первый класс идти, отдал ему свой рюкзак школьный и подарил красивый пенал, который выменял у пацанов.

Но в один хмурый сентябрьский день детский дом, как маленький и слишком затратный для бюджета, было решено закрыть. Ну как закрыть, закрыть его нельзя, его решили укрупнить, то есть расселить детей из всех маленьких детских домов области в несколько больших. Губернатору перед Москвой отчитываться надо, один из основных показателей эффективности управления с недавних пор - это число детских домов в области. Чем их меньше, тем лучше работает губернатор.

И тут братьев, уже давно державшихся друг за друга, сведенных самой судьбой, государство решило направить в разные учреждения. Кольку в Понятовку, Ершичского района, а Ваню в Велиж, ближе к Белоруссии. Как ни пытался старший Ваня объяснить педагогам, что им с братом разъезжаться по разным концам области нельзя, что Колька слабый, и что его обижают, и что ему нужна защита и нужен старший брат, но решение принято было окончательное, и так братья стали жить вдали друг от друга.

В первую же неделю разлуки оба, не сговариваясь, сбежали друг к другу. Обоих искали с полицией и нашли: одного на автобусной остановке, второго в гастрономе в Смоленске, где он просил купить ему хлеба. Через неделю Ваня снова предпринял попытку добраться до брата и на этот раз, после того как был пойман, целый час выслушивал нравоучения от директора детского дома, о том, как он его сдаст в полицию, а те его посадят в тюрьму, где кончит он так же, как его непутевая мать.

На третью неделю, в воскресенье, воспользовавшись субботней попойкой у персонала детдома, Ванька все же смог сбежать капитально и, добравшись на перекладных до Шумячей, последние шесть километров до Понятовки шел пешком, где его и сдали ментам сотрудники детдома, в котором жил Колька.

На счастье братьев, участковый, который несколько недель назад искал сбежавшего Кольку, полез в интернет почитать, что пишут про поиск сбежавших детдомовцев на форумах, и обнаружил, что в Смоленской области есть сразу два детских дома, где кровных братьев и сестер благотворители из Москвы собирают в семейно-воспитательные группы. И когда ему пришлось забирать зашуганного и понурого Ваньку, который понимал, что, видимо, уже никогда ему не вернуть своего брата, он спросил у директора детдома, нельзя ли братьев отправить в эти семейно-воспитательные детдома, чтобы не надо было раз в две недели искать то одного то другого.

И с тех пор у братьев появился общий и настоящий дом. Официально, по документам, их перевели в другой интренат, при котором выделили комнату, в которой московские волонтеры сделали ремонт, а к Ване с Колей приписали педагога, который следил за ними. Старший, Ванька, как и раньше, тянет младшего, а младший — вовсю помогает старшему. Держатся друг за друга они крепко, не разлей вода. А за кого еще держаться, когда во всем мире нету вообще больше никого родного?

Таких сирот, как Ваня или Коля, в нашей стране 670 тысяч. Некоторым повезло, и у них есть брат или сестра. Но для государства, что брат, что сестра — это просто единица или нолик в учетной ведомости. У некоторых из них есть шанс не потерять друг-друга. В этом им помогают московские благотворители. Не просто помогают, а борются за право братьев и сестер не быть разъединенными. Не дают разорвать ту единственную ниточку, которая способна спасти их в этом бушующем взрослом мире.

Чтобы продолжать эту работу нужны деньги. На мебель для комнат, где будут жить такие же братья и сестры, как Ваня и Коля, на игры, продукты, средства гигиены, на оплату труда индивидуальных воспитателей, на координацию проекта. Очевидно, что государство которое в детях видит лишь мебель, врядли даст денег на настоящую мебель для настоящих детей. Так что эти деньги даст общество. Перевести их любой человек может вот тут.



* Текст написан в рамках акции "Помогу на бегу" в поддержку благотворительного фонда "Дети Наши"

Tags: Про страну
Subscribe
promo anfisa912 december 2, 2016 11:20 35
Buy for 20 tokens
Консультация по скайпу: частный проект 2500 рублей/час, коммерческий проект 3500 рублей/час. Благотворительный проект, общественный 1500 рублей/час, частный 1000 рублей/час (дети с диагнозом, приёмные семьи, многодетные) Сейчас я всё больше провожу переговоров и презентаций по скайпу. Это…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments